Urallag.ru

Подробности.      

 
На главную

 

Этот материал основан на рассказах участников тех событий, которые произошли 17 октября 2007 года. Все мы знаем официальные версии случившегося и, как всегда, правды в них было не много.

Стоит отметить два ключевых момента предшествующих бунту. Во-первых: летом 2007 года в Кировградской колонии сменилось руководство. Старый начальник ушел на пенсию и вместо него был назначен начальником подполковник Ряков Ю.В., заместителем был назначен подполковник Анашкин. До назначения в ВК-2 оба служили в колонии строгого режима ИК-46 в должностях замов, зампобор и замполит соответственно. В нашем рассказе мы еще вернемся к этим офицерам, теперь уже, кстати, полковникам.

Второй момент, - октябрьский бунт был не первым в том году. В конце августа в колонии уже прошли ночные волнения. Тогда малолетки побили все стекла в здании штаба, но дальше этого дело не пошло. Тот инцидент руководству ГУФСИН удалось скрыть от общественности.

Примерно за неделю до бунта среди осужденных началась агитационная и пропагандистская работа. "Шерстяные" ходили по отрядам и спрашивали у осужденных кто и чем не доволен в лагере.

- Разве вы всем довольны? Разве нам не к чему стремиться? Разве менты не оборзели? Вопросы ставились именно так. Хотя, по свидетельству очевидцев, явных причин для бунта в зоне не было. Не может быть, что бы в оперчасти колонии не знали о подстрекательских разговорах и начавшемся брожении в зоне. Тем не менее, ни какой реакции на подготовку бунта со стороны администрации не последовало.

Более того, совсем уж невероятно выглядит то, как развивались события днем 17 октября, накануне бунта. Со слов участников тех событий нам удалось восстановить хронологию событий того дня. Так в 11 часов утра во всех отрядах прошли «сходняки» на которых "шерстяные" сказали "нормальным пацанам", что менты совсем оборзели и поэтому сегодня вечером, возможно, будет бунт и что бы все были готовы.

Последнее слово оставалось за смотрящим за зоной по кличке Пенёк. В окружении Пенька был один ярый сторонник бунта по кличке Тайсон. Остальные, в основном, придерживались позиции – как смотрящий скажет, так тому и быть. Однако сам Пенёк был в нерешительности и к 13 часам все еще не было твердо решено будет или нет бунт.

Примерно в это время Пенька вызывали в штаб колонии и оттуда увели в изолятор, якобы за нарушение формы одежды /не застегнута верхняя пуговица/. Спустя полчаса в штаб вызывали Тайсона и еще двоих авторитетных осужденных. Из штаба их так же увели в изолятор, но не для того, что бы посадить. Их отвели в изолятор, что бы они могли встретиться и переговорить со смотрящим. Однако к камере разрешают подойти только Тайсону, двух его спутников контролер останавливил в коридоре, на расстоянии не позволяющем расслышать о чем разговаривают Пенек и Тайсон. После короткого свидания со смотрящим всех троих отпустили в жилзону. По дороге в барак, Тайсон сообщил своим спутникам, что Пенек якобы сказал делать бунт…

В 18-00 во всех отрядах громогласно, уже для всей массы осужденных, была сделана объявка (объявление), что сегодня, после отбоя, будет бунт, и что бы ни кто не ложился спать. И снова администрация колонии не предприняла никаких мер, хотя в каждом отряде есть осведомители оперчасти. Единственное, что сделала в этот день администрация колонии так это то, что закрыла в изолятор сомневающегося в необходимости бунта Пенька, чем развязала руки одиозному Тайсону.

В 22-00 малолетки вышли из бараков на улицу и начали собираться на плацу. Следует отметить тот факт, что в этот день в зоне вдруг появились наркотики. Поэтому многие были под кайфом.

В момент начала бунта ДПНК капитан Завьялов находился в столовой. Что бы попасть в дежурку ему надо было пройти через плац, где уже собирались бунтовщики. Капитана не любили в зоне, поэтому его, как только он появился на плацу, жестоко забили до смерти. Очумевшая от вида крови толпа ринулась в дежурку, где захватила женщину оператора и комнату где хранились бронежилеты, каски, дубинки и щиты. Это эту комнату имели в виду СМИ когда писали, что восставшие захватили оружейную комнату. Оружия в ней не было. Дежурная смена была частично избита, частично разбежалась и попряталась на территории колонии.

Затем малолетки пошли к отряду строгих условий содержания и сломали на нем решетки, освободив содержавшихся в СУСе. Кто-то поджег пустующее здание старого штаба.
Затем толпа двинулась в промзону. Сломав внутренний забор основного ограждения малолетки ринулись на КСП, в этот момент раздался оклик часового, прибежавшего из караулки: «Стой! Стрелять буду!». Но ни кто не поверил, что он будет действительно стрелять. Малолетки гурьбой пошли на него, тогда часовой без предупредительных выстрелов открыл огонь по ним, двоих убил сразу. Один из убитых, с простреленной головой повис на колючке. Толпа ринулась назад в зону.

Вернувшись в жилзону толпа малолеток пошла к шлюзу (главным воротам зоны). Не доходя до шлюза метров за 50 по малолеткам открыли огонь из автоматов с вышек и из ворот. Стреляли на поражение. Было ранено около 20 человек. Половина из них тяжело. Несколько часов они пролежали на земле перед шлюзом, ни кто и ни подумал оказать им медицинскую помощь, не смотря на то, что бунтовщики отошли в глубь колонии. Толпа в это время крушила все в зоне, рвали провода, били стекла и мебель, поджигали…

Около 3 часов ночи в зону зашел депутат. Совершенно один. Он договорился с обезумившими от происходящего малолетками о переговорах. Бунтовщики отпустили женщину-оператора. И шестеро наиболее авторитетных из числа бунтовщиков пошли на переговоры в шлюз. На переговорах договорились о том, что бунт немедленно прекращается, все осужденные расходятся по своим отрядам, администрация забирает раненых, которые все еще лежали у шлюза, пожарные заезжают в зону и преступают к тушению пожара.

После переговоров малолетки разошлись по отрядам. Раненых забрали. Пожарные приступили к тушению пожара. Но! Спецназ уже был стянут, и окружил зону. Спустя час после переговоров спецназ зашел в зону, подошел к баракам, зашел в отряды и начал, в буквальном смысле, ломать и втаптывать в пол всех без разбора. Здоровенные мужики в касках, масках и бронежилетах со всей силы лупили 14-летних пацанов резиновыми палками и ногами, травили собаками. Избиение продолжалось до самого утра. Затем избитых малолеток стали закидывать в автозаки и увозить в еще не достроенное СИЗО-6, расположенное поблизости.

Там их снова били, прогоняя сквозь строй с первого по четвертый этаж. Держали без воды, потому что в СИЗО не было еще водоснабжения. Далее, спустя несколько дней, бунтовщиков развезли по тюрьмам и зонам Свердловской области. Кого-то в СИЗО-3 г. Н-Тагила, кого-то в СИЗО-1 г. Екатеринбурга, кого-то в ИК-5 и в ИК-13. Всюду этапы бунтовщиков встречали жестко, сразу по прибытию их избивали, создавали им самые невыносимые условия содержания. Это в традициях тюремной системы так обращаться с непокорными.

Около 30 человек из числа принимавших участие в бунте до сих пор, в ожидании суда, находятся в СИЗО-1 г. Екатеринбурга. Все они признались в убийстве капитана Завьялова.
 

ГУФСИН по Свердловской области это целая империя с огромной инфраструктурой, включающая в себя 57 колоний и тюрем, в которых содержится почти 50 тысяч человек.
И был в этой империи свой император – генерал Ткачев. В результате бунта генерал в одну ночь лишился и империи и должности. Ткачев был отстранен указом президента.

На его место был назначен другой генерал, разумеется, из другого региона.

А что же сталось с непосредственными начальниками Кировградской воспитательной колонии? По логике вещей они так же должны были понести наказание за проявленный непрофессионализм, однако спустя год с небольшим мы можем наблюдать все тот же тандем , но уже в звании полковников, - полковник Ряков начальник ИК-46 г.Невьянска, полковник Анашкин его заместитель.

P.S. В 2010 году полковник Ряков был отстранен от занимаемой должности и отправлен в отставку, однако отставка полковника ни как не связана с описанными событиями.


 

 

Copyright (c) Urallag, 2010
e-mail: info@urallag.ru